, 'opacity': false, 'speedIn': , 'speedOut': , 'changeSpeed': , 'overlayShow': false, 'overlayOpacity': "", 'overlayColor': "", 'titleShow': false, 'titlePosition': '', 'enableEscapeButton': false, 'showCloseButton': false, 'showNavArrows': false, 'hideOnOverlayClick': false, 'hideOnContentClick': false, 'width': , 'height': , 'transitionIn': "", 'transitionOut': "", 'centerOnScroll': false }); })
Skip to content
 

Наши Северные собаки

Север всегда манил своей бескрайностью , своими богатствами и не изученностью, но жесткие климатические условия не всем давали возможность проникнуть в глубины тайн Севера. Помощниками в этом были и остаются собаки.

А какие ещё северные собаки известны всем нам? Большинство назовет лайку или сибирскую лайку, что в обоих случаях неверно. Лайки - это целая группа пород, а такой породы как сибирская лайка нет и вовсе. Давайте определимся в самом понятии - собака «примитивных пород» - это звероподобная собака, северная остроухая собака, северная собака, лайка, шпиц, лайкообразная собака, шпицеобразная собака и т. п. За рубежом такие породы собак принято относить к группе шпицев и мы постепенно привыкаем к международному термину «шпиц» в его широком значении, хотя в нашем понимании «шпиц» - это небольшая лайкоподобная европейская собака.

Русские открывателя Севера, Сибири и дальнего Востока, несомненно обращали внимание на собак, от которых зависело само существование народов этих обширных земель. В России первое «кинологическое» описание северных собак можно встретить, например,  в записях казачьего пятидесятника Владимира Атласова. В своей «скаске» о походе на Камчатку в 1697г.: «А скота никакова у них нет, только одне собаки, величиною против здешних, только мохнаты гораздо, шерсть на них длиною в четверть аршина» (Оглоблин, 1891).

Отечественные  кинологи начали обращать, внимание на собак нашего Севера только в последние десятилетия XVIII века, хотя о зарубежных породах в это время у нас писали уже много и подробно. Процитируем   Б.И. Широкого из его статьи «НАШИ СЕВЕРНЫЕ СОБАКИ».

«Началом изучения наших северных собак (лаек) следует считать работы известных кинологов того времени князя А.А. Ширинского-Шихматова, к тому же страстного медвежатника (1890, 1896), и замечательной женщины-охотницы М.Г. Дмитриевой-Сулимы (1892, 1896, 1902, 1911), которая более 20 лет занималась разведением таких собак. Публикации этих специалистов способствовали тому, что за остроухими собаками нашего Севера утвердилось название «лайки». Хотя именно М.Г. Дмитриева-Сулима считала, что «северная собака - это было бы самое верное название той многочисленной группы собак, которую охотники зовут «лайкой» или «подлайкой» (1911). И тут же она оговаривается, что «определение «северная» тоже не точно и не отвечает действительности: собаки этого типа встречаются даже в Африке, в Америке и всюду в Азии». Мы, кстати, насчитали более ста пород собак, в т. ч. «местных», не признанных ведущими клубами, которые могли бы пополнить группу - шпицев и их прототипов.

Для аборигенных (местных) пород северных собак пагубна классификация собак по «специальностям» для наших аборигенных (местных) пород северных собак. Примитивные в лучшем смысле этого слова, т.е. близкие к диким предкам и, следовательно, обладающие их многими преимуществами, в том числе высокоорганизованной психикой, большой способностью к самостоятельному решению тех или иных задач.

Так что не следовало бы делить наших северных собак на охотничьих, ездовых, оленегонных. Все это собаки близкого происхождения, имеющие много общих характеристик экстерьера и психики. Но, благодаря способности выполнять разные работы, у таежного промысловика они ценятся за свои охотничьи качества (хотя и чутко сторожат усадьбу), жителю побережья такие собаки чаще нужны как транспортные (но используются и на охоте), а оленеводу - и для пастьбы оленей, и для охоты и для того, чтобы как-то разнообразить, скрасить свой уединенный, быт.»

Уже в советское время закрепилось  называть лайками только северных собак таежной зоны, как используемых преимущественно для охоты с облаиванием зверя или птицы. Для подобных же собак, но используемых чаще для езды и пастьбы оленей рекомендовались такие названия как «ездовая собака», «оленегонная» или «пастушья собака», т.п.

Опять процитируем Широкова Б.И. «Но, опять же, новое название этих пород декларирует их узкую специализацию, что они, мол, только для езды. Мы уже кратко показывали - это не соответствует действительности. И камчатские и чукотские собаки пригодны для разных служб и занятий. Применение же их лишь для традиционных перевозок и, в новом качестве,  для гонок далеко не будет способствовать к возрождению пород. Тем более, что не найдены еще методы результативной племенной работы с породами собак в аборигенных популяциях, а традиционное стихийное разведение ныне не действенно. Так что будущее этих пород пока очень неопределенно.

В 1994г. таким же образом на путь заводского разведения стала еще одна порода северных собак - забытая оленная лайка (ненецкая, самоедская, тавгийская…) Первый официальный стандарт этой породы, тоже предложенный сотрудниками КНПП «Кинос», Российская федерация служебного собаководства приняла с новым ее названием - оленегонный шпиц.

Будущее оленегонки вызывает меньше беспокойства: собачки очень интересные, используются разносторонне, есть первые питомники за пределами северной популяции... Но, все же, как вести грамотную племенную работу с этой породой на Севере, где небольшие очаги очень, разобщены, все более открываются для доступа других собак? Ясно уже, местное население породу не сохранит, кинологов там не насажаешь, а регулярные периодические поселения северной популяции специалистами очень дороги.

Вот, казалось бы и все! Имеем четыре заводские породы лаек и три породы, только сдавшие на путь заводского разведения.»

А.П.Войлочников, С.Д. Войлочкикова (1992): «районом, где в относительной чистоте еще сохранились местные лайки, является Эвеикийский национальный округ Красноярского края. Охотхозяйственные организации этого округа осуществили ряд простейших мер для сохранения местных лаек».

И. Шурупов (1993): «...в 1989 и 1990 годах мне дважды удалось побывать в Ханты-мансийском национальном округе. До сих пор и у охотников-промысловиков, и у местного населения, некоторая часть которого все еще ведет  традиционный образ жизни и охранили чистокровные хантымансийские лайки».

С. Успенский (1994): «Знаменитые сибирские ездовые собаки - полноправная  составная часть ценнейшего богатства России - ее генофонда аборигенных пород  домашних животных. Эта сокровищница по невниманию к ней либо благодаря неразумным экспериментам селекционеров уже сильно обеднела и была бы непростительна еще и такая потеря. Необходимы срочные меры по выявлению и описанию оставшихся представителей этой породы, и в первую очередь на севере Якутии, в низовьях рек Яны, Индигирки, Алазеи, Колымы - там, где такие собаки еще встречаются».

Можно цитировать еще и еще. Подобная информация, пожелания и рекомендации - все это, безусловно, полезно.

Считаем, что привлечение людей к ездовому спорту, позволит сохранить и приумножить, а может быть и открыть новые породы собак Русского севера, которые продолжат путь служения человеку. Людям, которым не безынтересна  судьба собак нашего Севера, в т.ч. ездовых, наш питомник готов оказать посильную помощь.